Учимся Жить у Мудрых

 Исход

Буддийская притча

 

Однажды человек пришёл к Будде и плюнул ему в лицо. Будда вытер лицо и спросил:

      Это всё, или ты хочешь чего-нибудь ещё?

Ананда всё видел и, естественно, пришёл в ярость.

Он вскочил и, кипя злостью, воскликнул:

Учитель, только позволь мне, и я покажу ему! Его нужно наказать!

Ананда, ты стал саньясином, но постоянно забы­ваешь об этом, — ответил Будда. — Этот бедняга и так слишком много страдал. Ты только посмотри на его лицо, на его глаза, налитые кровью! Наверняка он не спал всю ночь и терзался, прежде чем решиться на такой поступок. Плевок в меня — это исход этого безумия. Это может стать освобождением! Будь со­страдательным к нему. Ты можешь убить его и стать таким же безумным, как и он!

Человек слышал весь диалог. Он был смущён и озада­чен. Реакция Будды была полной неожиданностью для него. Он хотел унизить, оскорбить Будду, но, потерпев

неудачу, почувствовал себя униженным. Это было так неожиданно — любовь и сострадание, проявленные Буд­дой!

Будда сказал ему:

      Пойди домой и отдохни. Ты плохо выглядишь. Ты уже достаточно наказал себя. Забудь об этом происше­ствии; оно не причинило мне вреда. Это тело состоит из пыли. Рано или поздно оно превратится в пыль, и по нему будут ходить люди. Они будут плевать на него; с ним произойдёт множество превращений.

Человек заплакал, устало поднялся и ушёл. Вечером он пришёл обратно, припал к ногам Будды и сказал:

      Прости меня!

Будда произнес:

—Нет вопроса о том, чтобы я прощал тебя, пото­му что я не был рассержен. Я тебя не осудил. Но я счастлив, безмерно счастлив видеть, что ты пришёл в себя и что прекратился тот ад, в котором ты пребы­вал. Иди с миром и никогда больше не погружайся в такое состояние!

 

 

Школа зверей

Притча в изложении Ошо

 

Однажды звери в лесу собрались и решили открыть школу. Среди них были кролик, птица, белка, рыба и угорь, и они сформировали совет директоров.

Кролик настаивал, чтобы в программу занятий вошёл бег. Птица настаивала, чтобы в программу занятий вошло лета­ние. Рыба настаивала, чтобы в программу входило пла­вание, а белка говорила, что абсолютно необходимо внести вертикальное лазанье по деревьям.

Они объеди­нили все эти вещи и составили расписание занятий. Потом они стали настаивать, чтобы все животные изучали все предметы.

Хотя кролик и получал пятёрки по бегу, с верти­кальным лазаньем по деревьям у него были трудности. Он постоянно падал на спину. Довольно скоро он полу­чил какое-то повреждение мозга и бегать больше не мог. Оказалось, что вместо пятёрки по бегу, он получа­ет тройку, а по вертикальному лазанью, конечно, все­гда единицу.

Птица очень хорошо летала, но когда ей пришлось рыть норы в земле, она не могла делать этого хорошо. Она постоянно ломала клюв и крылья. Очень скоро она стала получать тройки по летанию, единицы по норокопанию и испытывала адские трудности в вертикаль­ном лазанье.

В конце концов, первым по успеваемости живот­ным в классе оказался умственно отсталый угорь, ко­торый делал всё наполовину. Но учредители были до­вольны, потому что каждый изучал все предметы, и это называлось «широким общим образованием».

 

 

Забирайте свое себе

Буддийская притча

 

Однажды Будда проходил со своими учениками мимо деревни, в которой жили противники буддистов. Жи­тели деревни выскочили из домов, окружили Будду и учеников, и начали их оскорблять. Ученики тоже нача­ли распаляться и готовы были дать отпор, однако при­сутствие Будды действовало успокаивающе. Но слова Будды привели в замешательство и жителей деревни, и учеников.

Он повернулся к ученикам и сказал:

— Вы разочаровали меня. Эти люди делают своё дело. Они разгневаны. Им кажется, что я враг их религии, их моральных ценностей. Эти люди оскорбляют меня, и это естественно. Но почему вы сердитесь? Почему вы позволили этим людям манипулировать вами? Вы сей­час зависите от них. Разве вы не свободны?

Жители деревни не ожидали такой реакции. Они были озадачены и притихли. В наступившей тишине Будда повернулся к ним:

— Вы всё сказали? Если вы не всё сказали, у вас ещё будет возможность высказать мне всё, что вы думае­те, когда мы будем возвращаться.

Люди из деревни были в полном недоумении, они спросили:

— Но мы же оскорбляли тебя, почему же ты не сердишься на нас?

— Вы — свободные люди, и то, что вы сделали, — ваше право. Я на это не реагирую.

Я тоже свободный человек. Ничто не может заста­вить меня реагировать, и никто не может влиять на меня и манипулировать мною. Я хозяин своих проявле­ний. Мои поступки вытекают из моего внутреннего состояния. А теперь я хотел бы задать вам вопрос, который касается вас. Жители деревни рядом с вашей приветствовали меня, они принесли с собой цветы, фрукты и сладости. Я сказал им: «Спасибо, но мы уже позавтракали. Заберите эти фрукты с моим благосло­вением себе. Мы не можем нести их с собой, мы не носим с собой пишу». Теперь я спрашиваю вас: «Что они должны делать с тем, что я не принял и вернул им назад?»

Один человек из толпы сказал:

— Наверное, они забрали это домой, а дома раздали фрукты и сладости своим детям, своим семьям.

Будда улыбнулся:

— Что же будете делать вы со своими оскорбления­ми и проклятиями? Я не принимаю их. Если я отказыва­юсь от тех фруктов и сладостей, они должны забрать их обратно. Что можете сделать вы? Я отвергаю ваши оскорбления, так что и вы уносите свой груз по домам и делайте с ним всё, что хотите.

 

Ослы и лошадь

 

Однажды ослы возвращались с пастбища. Во главе шел самый большой осел.

— Дураки мы старые! — сказал один из ослов. — Сколько времени прошло, как мы появились на этом свете, а до сих пор наш вожак — обычный осел. Стыд-то какой!

— Что правда, то правда, но все-таки наш вожак — не просто осел, а самый большой осел, — возразили ему.

— А, может, где-то есть осел побольше нашего? — спросил кто-то.

— Да выбери вы в вожаки самого что ни на есть боль­шого осла, он все равно останется ослом, — вмешался пастух.

— Почему? — удивились ослы.

— Потому что из ослов вы можете выбрать только осла.

— Ты прав, — согласились ишаки и, понурив головы, пошли дальше.

На мосту им повстречалась лошадь.

— День добрый, ослы! — поздоровалась она. — А ну-ка посторонись!

— Это мы, что ли, ослы, черт тебя подери! — возму­тились ишаки. — Судить его за обиду, лошака продаж­ного!

Налетели ослы на коня, норовя столкнуть в реку.

— Постойте! — остановил их пастух. — Чем же лошадь вас обидела? Только что вы сами называли себя осла­ми, а когда об этом вам сказала лошадь — набросились на нее. Как же так?

Ослы, не знавшие, что возразить на слова пастуха, промолчали, а лошадь, перейдя мост, сказала:

— Все ослы считают себя ослами, но стоит лошади сказать им об этом, те тут же приходят в ярость и гото­вы с нею расправиться…

Comments are closed.